Сторінка:Монографіи до исторіи Галицкои Руси М. Смирнова, М. Дашкевича и Дра И. Шараневича (1886).pdf/50

Матеріал з Вікіджерел
Перейти до навігації Перейти до пошуку
Ця сторінка вичитана
— 42 —

бывше Угре, великими дарми, предани быша на повѣшеніе мѣсяца Септемврія. Данилу же княжащю въ Галичи, тако младу сущу, яко и матери своей не позна; минувшю же времени Галичане же изгнаша Данилову матерь изъ Галича“. По̂дъ р. 1210: „Володиславъ же воѣха въ Галичь, вокняжися и сѣде на столѣ“. По̂дъ рокомъ 1230: „Крамолѣ же бывши отъ безбожныхъ боярѣхъ Галичскыхъ, сьвѣтъ створше со братучадьемъ его (Даніила) Олександромъ на убіеніе его и преданье землѣ его“. Про сю змову довѣдався Данило, вырядивъ свого „сѣдельничого“ Ивана, котрый захопивъ 28 ворохобнико̂въ „и ти смерти не пріяша, но милость получиша. И нѣкогда ему въ пиру веселящуся, одинъ отъ тѣхъ безбожнихъ бояръ лице ему зали чашею и то ему стерпѣвшу; иногда же да Богъ имъ возомьздить“. Року 1240 до безладу выкликаного нападомъ Татаръ, прилучилася непоко̂рливо̂сть и ворохобный духъ бояръ: „Бояре же Галичстіи Данила княземъ себѣ называху, а сами всю землю держаху. Доброславъ же вокняжился бѣ и Судьичь, поповъ внукъ, и грабяша всю землю и въшедъ во Бакоту, все Понизье прія, безъ княжа повелѣнія. Григорьи же Васильевичь себѣ Горную страну Перемышельску мышляше одержати и бысть мятежь великъ въ землѣ и грабежь оть нихъ. Данило же увѣдавъ, посла Якова, стольника своего съ великою жалостью къ Доброславу, глаголя къ нимъ: „Князь вашъ азъ есмъ, повеленія моего не творите, землю грабите, Черниговскихъ бояръ не велѣхъ ти, Доброславе, пріимати, нъ дати волости Галичскимъ и Коломыйскую соль отлучити на мя; оному же рекшу: „да будеть тако“. Въ тъ же часъ, Якову сѣдящу у него, пріидоста Лазоръ Домажирѣчь и Иворъ Молибожичь, два беззаконьника отъ племени смердья и поклонистася ему до земли, Якову же удивившуся прощавшу вины, про что поклонистася; Доброславу же рекшу: „вдахъ има Коломыю“. Якову же рекшу ему: „Како можеши безъ повелѣнія княжа отдати ю сима, яко велиціи князи держать сію Коломыю на роздаваніе оружьникомъ; си бо еста недостойна ни Вотънина держати“; онъ же усмѣявся, рече: „То, что могу же глаголати“. Яко̂въ же, пріѣхавъ, вся си сказа князю Данилови. Данило же скорбяше и моляшеся Богу о отчинѣ своей, яко нечестивымъ симъ держати ю и обладати ею. И малу же времени минувшю, присла Доброславъ на Григорія, река: яко невѣренъ ти есть, противляшеся