Лѣтопись Самовидца/Хмельницкая лѣтопись

Матеріал з Вікіджерел
Перейти до навігації Перейти до пошуку
ХМЕЛЬНИЦКАЯ ЛѢТОПИСЬ.
(1636 — 1650 г.)

Року 1636 преставися сенаторъ великій Лука Жолкевский, староста хмелницкий, калуский[1] и переяславский, въ Переяславлю и похованъ мѣсяца декабря 12.[2] Былъ то панъ добрый.

Року 1637, мѣсяца генваря 24 дня, земля тряслась съ суботы на неделю о куроглашении. Въ тотъ часъ жолнѣре стояли въ Хмелнику, стацѣю незмѣрную брали, же ажъ комысѣя была. Въ той же часъ того року Миколай Стогнѣвъ зоставъ старостою и наславъ подстаростого Пудленского. Былъ и то староста не злый. Наѣхавъ августа 25 дня.

Того жъ року неврожай барзо великий, же рвали збоже въ новину. По десять золотыхъ было жито и всякая пашня не таней.[3]

Того жъ року подъ Макушами стоялъ обозъ и великіе шкоды починилъ Доминика зъ Морушъ.

Того жъ року на козаки пошли ляхи на Украину и побили козаковъ пудъ Кумейками.

Того жъ року Хомутовский, войтъ хмелницкий, ходивъ до турокъ въ послехъ. Того жъ року и поселъ турецкий ишолъ черезъ Хмелникъ, и товмачъ кролевский Кадыша лантвѣйта бивъ, а райцы ся поховали: бо злый барзо былъ. И гетманъ Потоцкий старшину провадивъ черезъ Хмелникъ.

Того жъ року о Рождествѣ Христовѣ было жито по 16 золотыхъ, а о масницы по десять золотыхъ стало. Въ тотъ часъ Малынка подстаростимъ былъ. Въ Петровщину по двадцать золотыхъ было жито и по 4, просо по 12 и гречка, а овесъ по осмъ золотыхъ; и ѣли люде листъ и лободу, зѣлъе розмаитое. Трудно ся убогому человѣку поживыти, поки до нового. А въ новое тежъ малая была утѣха: житá рвали и за диво единъ щобъ обачивъ хто снопъ жатый: бо тои весны три мѣсяцы не было дожду. Выполнилося пророчество Исаіи, же хоть сто мѣръ хто посѣялъ, ледве одну взялъ. И серпы и косы ковали на оружие, и не дармо земля тряслася: трясли и ляхи козаковъ. На Вкраинѣ рѣки зафарбовалися отъ крывѣ людскои, повны были болота трупу ляцкого, а повны пали были трупу козацкого по мѣстахъ. Але козаковъ ляхи не достали, бо валечне ся были окопали, и примиръе межъ собою учинили. Але не долго тривало. Гетманъ Потоцкий Скидана поймалъ и знову на козаки черезъ Хмелникъ ишолъ въ другий разъ. Тогды двохъ козаковъ проважоно черезъ Хмелникъ, Павлюка и Лихого Ивана.

Року 1638. Хто що посѣявъ, то рубакъ изъѣвъ, и мало що озимины было. И то рокъ былъ тугій. Еслибъ не ярина, гречки́ и просá, то люде бъ зъ голоду помирали.

Року 1640. Миколай Каменецкий померъ.

Року 1641. Еремей Тисаровский, епископъ лвовский, преставився мѣсяца марта.

Того жъ року врожай великий былъ, и озимина, и ярина.

Въ томъ року Пятницкая преставилася. Року 1641, мѣсяца ноеврия дня осмого, Арсеній Желиборский ставъ епископомъ отъ митрополиты Петра Могилы и Косова епископа и Пузыны: три 4-го посвятили въ Луцку. Того жъ року и жолнѣры въ Хмелнику стояли.

Року 1645, октобрия 6 дня, преставився отецъ Андрей, священикъ пятницкий, и братъ его того жъ року Петръ, впередъ его, еднакъ.

Року 1648 незначный приморокъ былъ. Люде барзо упадали, и попадя рождественская того жъ року февраля 11 дня, и отецъ Павелъ Илинъскій и року и мѣсяца того жъ преставився, дня 23. Тогды и мѣсяцъ ся мѣнилъ на Великодне, и то не дармо: бо ляхи заразъ у великий постъ пошли на козаки на Вкраину, и Богданъ Хмелницкій, гетманъ запорозский, побилъ ихъ и обоихъ (гетмановъ) взялъ: перше на Жовтой, где и сынъ гетмана Потоцкого загибъ, а потомъ пудъ Корсуномъ, где и самого уже гетмана Потоцкого и Калиновского, гетмана полного, въ неволю татаромъ поотдавали, мая 16 дня.

Того жъ року и того жъ мѣсяца 30 дня Ивана, сына пана Малынчина, татаре ра(з)сѣкли за Мытникомъ[4] на лану панскомъ, и коло Хмелника были, засягли ажъ пудъ Костантиновъ-Старый. Съ тои жъ бойки взятъ былъ панъ Синявский, але выкупился за таляръ сто тысячъ и 20 тысячъ. А до орды безъ личбы панятъ пошло, и Хомутовскій, войтъ хмелницкій, взятъ. А козаки за ляхами пошли и мѣста, где ся боронили, поплюндровали, ляховъ и жидовъ стинали, коморы и скрынѣ лупали. Кривоносъ из ыншими полковниками Немировъ, Животовъ, Махновку, Бердычовъ (попустошили). Ледве утекли Вишневецки. У Тулчинѣ много панства погинуло; тамъ и Четвертенскій зъ жоною згинулъ. Въ Полономъ, въ Костантинови-Старомъ кровъю рѣки плынули. В томъ тежъ и гетманъ притягъ съ потугою великою козаковъ и стоявъ въ Скаржинцахъ нед. 3, а потомъ рушив ся пудъ Пилявцы, и ажъ 13 сентября зъ ляхами потреба была. Были и татаре на помочъ козакомъ, и побили ляховъ, а другіи повтѣкали. Тамъ были повны ставки́ и болота труповъ лядзкихъ. И въ Полщи были великіе шкоды починили. Лвовяне поеднали гетмана и пудъ Замостьемъ ся ажъ вернулъ.

Того жъ року и неврожай былъ, бо на вѣснѣ три мѣсяцы дожду не было. Але ярина добра была, и тымъ же ся толко люде и рятовали.

Року 1649 знову козаки на ляхи ишли полки пудъ Межибожъ, бо тамъ были ляхи, которыи мѣста пустошили: Острополь, Костантиновъ Старый, Летичовъ и Синявку и людій погубили. Але и козаки Межибожъ достали и выпалили и постинали тыхъ, которыи зъ ляхами преставали. И гетманъ у Хмелнику былъ мѣсяца іюня 15 дня, и татаръ безъ личбы: царъ ганъ ишовъ, а зъ нимъ войско незличоное татаръ: крымцы, билогородцы, нагаи; и многіе мѣста поплюндровали, церквѣ попустошили, невѣсты и дѣвицы псотили, стацѣи незмѣрные брали, кони, быдло и овцы, и много трудности людемъ чинили. А ляхи на Купельскомъ полю стояли. И скоро гетманъ притягъ съ козаками и исъ татары, ляхи утекли до Збаражъ мѣста и тамъ ся окопали у три валы. А гетманъ ихъ облюгъ, бо войско мѣлъ потужное: козаковъ было по пять кроть сто тисячей, а татаръ съ царемъ ганомъ и беемъ было по три кроть сто тисячей. Тамъ ляхомъ было тѣсно; хочъ же и ихъ было много, але велику бѣду тръпѣли, — не тылко худымъ хлопомъ, але и паномъ великимъ сенаторомъ. Былъ панъ Вишневецкій и гетманъ корунный Фирлѣй, и полный Ляскору(н)ский и сынаторства не мало, а шляхты безъ личбы. Але мало не такий голодъ былъ, якъ въ Самаріи. Хлѣбъ одинъ былъ по 6 золотыхъ, по пять, а гарнецъ пива по 4 золотыхъ. Кони ѣли не толко худые хлопы, але и панове. Будутъ памятати тую експедицѣю въ Збаражъ мѣсти! И якъ ся поткалъ з кролемъ, много люду кролевского стеръ и примиръе взялъ, съ кролемъ ся виталъ гетманъ, заразъ отъ Збаражъ мѣста отступилъ. Безчисленное множество мѣстъ барзо великихъ татаре съ козаками повыймали и шкоды незличоныи починили; въ Литву ажъ засягли. Не душечка загинула, не душечка тежъ и въ орду пошла!

Того жъ року неврожай великий былъ, хиба где падалица зродила жита, где табуры стояли. А ярина была зродила, тилко жъ щепъ знесла. Неподобная речъ, жебъ коли мышей было болше.

Того жъ року 1649 и намѣстникъ межибозский изъ намѣстничкою згинулъ у Летичеви: татаре постивали псотомъ.

Мало людемъ бѣднымъ было отрады. Наступила дорожнета лихая року 1650. Стало жито по Рождествѣ Христовѣ заразъ по два злотыхъ зъ накладомъ, а далей по копи. Нѣмцы стали февраля 9, але злыи, же увесь Хмелникъ затрывожили, и рѣдко хто ся одержалъ: всѣ мещане утекли прочъ. А тымъ, що ся зостали, не было мякко, горше одъ татаръ. Людемъ быдло едно побрали, другое покрали, коморы пудкопували, а ледво якая цѣла зостала. Люде, все покинувши, утѣкали.

Того жъ року, мѣсяца априля 9 дня, исъ овторка на середу, земля ся трясла передъ Воскресеніемъ Христовымъ. Жито тогды было по чтыри злотыхъ осмака, просо по три и по 10 осмака, ярь по три, овесь по два.



  1. Т. е. калюсскій. Калюсъ — м. под. губ.
  2. Въ Pamiętn. Alb Radziw. днемъ смерти Жолкевскаго обозначено 10 ноября 1636 г. Т. I, стр. 329.
  3. Не таней — не дешевле.
  4. Мытникъ — нынѣ с. балтс. у. под. губ.


Суспільне надбання

Ця робота перебуває у суспільному надбанні у всьому світі.


Цей твір перебуває у суспільному надбанні у всьому світі, тому що він опублікований до 1 січня 1923 року і автор помер щонайменше 100 років тому.