Чигиринскій кобзарь и Гайдамаки/Катерына

Матеріал з Вікіджерел
Перейти до навігації Перейти до пошуку
Чигиринскій кобзарь и Гайдамаки
Тарас Шевченко
Катерына
• Інші версії цієї роботи див. Катерина Санктпетербургъ: въ типографіи Х. Гинце, 1844
КАТЕРЫНА.
 
В. А. ЖУКОВСКОМУ.
 
на памьять 22 Априля 1838.
 
1.

Кохайтеся‚ чорнобрыви!
Та не зъ Москалямы, —
Бо Москали — чужи люды,
Роблять лыхо зъ вамы.
Москаль любить жартуючы;
Жартуючы кыне,
Пиде въ свою Московщыну,

А дивчына гыне…
Якъ бы сама, щебъ ничого,
А то й стара маты,
Що родыла на свитъ Божый,
Мусыть погыбаты;
Серце вьяне, спиваючы,
Колы знае, за що;
Люды серця не спытають,
А скажуть «ледащо!»....
Кохайтеся жь, чорнобрыви,
Та не зъ Москалямы,
Бо Москали — чужи люды,
Сміютця надъ вамы.

Не слухала Катерына
Ни батька, ни ненькы —
Полюбыла Москалыка,
Якъ знало серденько,
Полюбыла молодого,
Въ садочокъ ходыла,
Покы себе, свою долю
Такъ за напастыла. —
Клыче маты вечеряты,
А донька не чуе;

Де жартуе зъ Москалыкомъ,
Тамъ и заночуе....
Не дви ночи кари очи
Любо циловала,
Покы слава на все село
Не добрая стала.
Нехай соби злыи люды
Що хотять, говорять, —
Вона любыть, и не чуе,
Що вкралося горе:
Прыйшлы висты не добрыи —
Въ походъ затрубылы,
Пишовъ Москаль въ Туреччыну…
Катрусю накрылы.
Не счулася, та й байдуже,
Що коса покрыта!
За мылого, якъ спиваты,
Любо потужыты.
Обищався чорнобрывый,
Колы не загыне,
Обищався вернутыся —
Тоди Катерына
Буде соби Московкою,
Забудетця горе, —

А покы ще, нехай люды,
Що хотять, говорять —
Не журитця Катерына!…
Слизонькы втырае,
Що дивчата на улыци
Безъ неи спивають.
Не журитця Катерына? —
Вмыетця сльозою,
Визьме видра опивночи,
Пиде за водою,
Щобъ ворогы небачылы,
Прыйде до крыныци,
Стане соби пидъ калыну,
Заспивае Грыця,
Выспивуе, вымовляе,
Ажъ колы не плаче,
Вернулася — и раденька
Що нихто не бачывъ.
Нежуритця Катерына? —
И гадкы не мае!
У новенькій хустынотци
Въ викно выглядае,
Выглядае Катерына…
Мынуло пивъ року,

Занудыло коло серця,
Закололо въ боку,
Нездужае Катерына,
Ледве, ледве дыше,…
Вычуняла, та въ запичку
Дытыну колыше,
А жиночкы лыхо дзвонять,
Матери глузують,
Що Москали вертаются,
Та въ неи ночують.
— Въ тебе дочка чорнобрыва,
Та ще й не едына,
А муштруе у запичку
Московського сына....
Чорнобрывого прыдбала, —
Мабуть, сама вчыла! —
— Бодай же васъ, цокотухы!
Та злыдни побылы! —

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Катерыно, серце мое!
Лышенько зъ тобою!

Де ты въ свити подинесся
Зъ малымъ сыротою?
Хто спытае, прывитае,
Безъ милого, въ свити?
Батько, маты — чужи люды,
Тяжко зъ нымы жыты! —

Вычуняла Катерына.
Одсуне кватырку,
Поглядае на улыцю,
Колыше дытынку,
Поглядае — не ма, не ма!
Чы тожъ и не буде?…
Пишла бъ въ садокъ поплакаты,
Такъ дывлятця люды.
Зайде сонце — Катерына
По садочку ходыть,
На рученькахъ носыть сына,
Очыци поводыть:
— Отутъ на муштру выглядала,
Отутъ розмовляла,
А тамъ.... а тамъ.... сыну! сыну! —
Та й не доказала....
Зеленіють по садочку

Черешни, та вышни,
Якъ и перше выходыла,
Катерына выйшла,
Выйшла, та вже не спивае,
Якъ перше спивала,
Якъ Москаля молодого
Въ вышныкъ дожыдала,
Не спивае чорнобрыва,
Клыне свою долю,
А тымъ часомъ, вороженькы
Чынять свою волю,
Кують ричи не добрыи.
Що мае робыты! —
Якъ бы мылый-чорнобрывый —
Умивъ бы спыныты.....
Такъ далеко чернобрывый —
Не чуе, не бачыть,
Якъ ворогы сміютця ій,
Якъ Катруся плаче.
— Може вбытый чорнобрывый
За тыхымъ Дунаемъ!....
А може вже въ Московщыни
Другую кохае! —
Ни! чорнявый не убытый —

Винъ жывый, здоровый! —
А де жъ найде таки очи,
Таки чорни бровы?
На край свита, въ Московщыни,
По тимъ боци моря,
Нема нигде Катерыны —
Та здалась на горе —
Вмила маты бровы даты,
Кари очынята,
Та не вмила на симъ свити
Щастя, доли даты,
А безъ доли биле лычко
Якъ квитка на поли —
Пече сонце, гойда витеръ,
Рве всякый по воли....
Умывай же биле лычко
Дрибнымы сльозамы —
Бо вернулысь Москалыкы
Иншымы шляхамы.


2.

Сыдыть батько въ кинци стола,
На рукы схылывся,
Не дывытця на свитъ Божый,
Тяжко зажурывся,
Коло його стара маты
Сыдыть на ослони,
За сльозамы ледве, ледве
Вымовляе дони:
— Що весильля, доню моя!
А де жъ твоя пара?
Де свитылка зъ друженькамы,
Старосты, бояра?
Въ Московщыни, доню моя!…
Иды жь ихъ шукаты,
Та не кажы добрымъ людямъ,
Що е въ тебе маты.
Проклятый часъ-годынонька,
Що ты народылась!
Якъ бы знала, до схидъ сонця
Було бъ утопыла —
Здалась тоди бъ ты гадыни,
Теперь Москалеви....

Доню моя, доню моя!
Цвите мій рожевый!
Якъ ягидку, якъ пташечку
Кохала, ростыла
На лышенько.... Доню моя!
Що ты наробыла!.....
Оддячыла!.... Иды жъ, шукай
У Москви свекрухы,
Не слухала ричей моихъ,
То іи послухай.
Иды, доню, найды іи,
Найды, прывитайся,
Будь щаслыва въ чужыхъ людяхъ!....
До насъ не вертайся,
Не вертайся, дытя мое!
Зъ далекого краю....
А хто жь мою головоньку
Безъ тебе сховае?....
Хто заплаче надо мною,
Якъ ридна дытына?....
Хто посадыть на могыли
Червону калыну!....
Хто, безъ тебе, гришну душу
Помынаты буде!....

Доню моя, доню моя!
Дытя мое любе!
Иды одъ насъ! — Ледве, ледве
Поблагословыла:
— Богъ съ тобою! — та якъ мертва
На дилъ повалылась. —
Обизвався старый батько:
— Чого ждешь, небого? —
Зарыдала Катерына,
Та бухъ йому въ ногы:
— Просты мени, мій батечку!
Що я наробыла,
Просты мени, мій голубе,
Мій соколе мылый! —
— Нехай тебе Богъ прощае,
Та добрыи люды,
Молысь Богу, та йды соби —
Мени легше буде. —
Ледве встала, поклонылась,
Выйшла, мовчкы, зъ хаты —
Осталыся сыротамы
Старый батько й маты.
Пишла въ садокъ у вышневый,
Богу помолылась,

Взяла земли пидъ вышнею,
На хрестъ почепыла,
Промовыла — не вернуся!
Въ далекому краю,
Въ чужу землю, чужи люды
Мене заховають,
А своеи ся крыхотка
Надо мною ляже,
Та про долю, мое горе,
Чужымъ людямъ скаже.....
Не росказуй, голубонько!
Де бъ ни заховалы,
Щобъ гришнои на симъ свити
Люды не займалы....
Ты не скажешъ.... Ось хто скаже,
Що я його маты....
Боже ты мій!.... Лыхо мое!....
Де мени сховатысь!....
Заховаюсь, дытя мое!
Сама пидъ водою,
А ты грихъ мій спокутуешь
Въ людяхъ сыротою,
Безбатьченкомъ!....
 Пишла селомъ,

Плаче Катерына,
На голови хустыночка,
На рукахъ дытына;
Выйшла зъ села, — серце ные,
Назадъ подывылась,
Покывала головою,
Та й заголосыла,
Якъ тополя, стала въ поли,
Пры бытій дорози,
Якъ роса та до схидъ сонця,
Покапалы сльозы;
За сльозамы, за гиркымы
И свита не бачыть,
Тилько сына прыгортае,
Цилуе, та плаче,
А воно, якъ янгелятко,
Ничого не знае,
Маленькымы ручыцямы
Пазухы шукае....
Сило сонце; зъ за дибровы
Небо червоніе,
Утерлася, повернулась,
Пишла.... тилько мріе.
Въ сели довго говорылы

Дечого багато,
Та не чулы вже тыхъ ричей
Ни батько, ни маты....

Оттаке то на симъ свити
Роблять людямъ люды —
Того вьяжуть, того рижуть, —
Той самъ себе губыть, —
А завищо — Святый знае!…
Свитъ, бацьця, шырокый, —
Та не ма де прыхылытця
Въ свити одынокымъ;
Тому доля запродала
Одъ краю до краю,
А другому оставыла
Те, де заховають.
Де жъ ти люды, де жъ ти добри,
Що серце збиралось
Зъ нымы жыты, ихъ любыты?
— Пропалы, пропалы! —

Есть на свити доля —
А хто іи знае!....

Есть на свити воля —

А хто іи мае?…
Есть люды на свити —
Срибломъ, злотомъ ссяють,
Здаетця, панують —
А доли не знають!
Ни доли, ни воли!…
Зъ нудьгою, та горемъ
Жупанъ надивають,
А плакаты — соромъ....
Возьмить срибло, злото,
Та будьте багати,
А я возьму сльозы —
Лыхо вылываты....
Затоплю недолю
Дрибнымы сльозамы,
Затопчу неволю
Босымы ногамы, —
Тоди я веселый,
Тоди я багатый,
Якъ буде серденько

По воли гуляты....
 
3.

Крычять совы, спыть диброва,
Зиронькы сіяють,
По надъ шляхомъ, щырыцею,
Ховряшкы гуляють,
Спочывають добри люды,
Кого що втомыло —
Кого щастя, кого сльозы —
Все ничка покрыла,
Всихъ покрыла темнисинька,
Якъ диточокъ маты —
Де жъ Катрусю прыгорнула?
Чы въ лиси, чы въ хати?
Чы на поли, пидъ копою,
Сына забавляе?
Чы въ диброви, зъ пидъ колоды,
Вовка выглядае?....
— Бодай же васъ, чорни бровы,
Никому не маты,
Колы за васъ таке лыхо
Треба одбуваты!
А що дальше спиткаетця?....
Буде лыхо, буде!

Зостринутця жовти пискы
И чужіи люды,
Зостринетця зима люта....
А той — чы зострине,
Що пизнае Катерыну,
Прывитае сына?....
Зъ нымъ забула бъ чорнобрыва
Шляхы, пискы, горе:
Винъ, якъ маты, прывитае,
Якъ братъ заговорыть....
Побачымо, почуемо!
А покы — спочыну,
Та тымъ часомъ, роспытаю
Шляхъ на Московщыну. —
Далекый шляхъ, паныбраты!
Знаю його, знаю!
Ажъ на серци похолоне,
Якъ його згадаю.
Попомирявъ и я колысь,
Шобъ його не мирять!
Росказавъ бы про те лыхо,
Та чы то жь повирять!
— Бреше, скажуть, сякый-такый!
(Звычайно, не въ очи)

А такъ тилько, псуе мову,
Та людей морочыть. —
Правда ваша, правда люды!
Та й на що те знаты,
Що сльозамы передъ вамы
Буду вылываты!…
На що воно!… У всякаго
И свого чымало, —
Цуръ же йому!… а тымъ часомъ,
Кете лышь кресало,
Та тютюну, — щобъ, знаете,
Дома не журылысь,
А то лыхо росказувать,
Щобъ брыдке прыснылось!
Нехай його лыхый возьме!
Лучче жъ помиркую,
Де то моя Катерына
Зъ Ивасемъ мандруе.

За Кыевомъ, та за Днипромъ,
По пидъ темнымъ гаемъ,
Идуть шляхомъ чумаченькы,
Пугача спивають;
Иде шляхомъ молодыця, —

Мусыть буты съ прощи.
Чого жъ смутна, не весела?
Заплакани очи?
У латаній свытотци,
На плечахъ торбына,
Въ руци ципокъ, а на другій
Заснула дытына.
Зострилася съ чумакамы,
Закрыла дытыну,
Пытаетця: — люды добри!
Де шляхъ въ Московщыну? —
— Въ Московщыну? Отцей самый.
Далеко, небого? —
— Въ саму Москву. Хрыста рады
Дайте на дорогу!
Бере шага, ажъ трусытця —
Тяжко, його браты!
Та й на вищо?.... А дытына!....
Вона жъ його маты…
Заплакала, пишла шляхомъ,
Въ Броваряхъ спочыла,
Та сынови за гиркого
Медяныкъ купыла....
Довго, довго сердешная

Все йшла, та пытала,
Було таке, що й пидъ тыномъ
Зъ сыномъ ночувала....

Бачь, на що здалыся кари очынята —
Щобъ пидъ чужымъ тыномъ сльозы вылывать!....
Ото жъ-то дывитця, та кайтесь, дивчата,
Щобъ не довелося Москаля шукать,
Щобъ не довелося, якъ Катря шукае —
Тоди не пытайте, за що люды лають,
За що не пускають въ хату ночувать,
Не пытайте, чорнобрыви, —
Бо люды те знають,
Кого Богъ кара на свити, —
То й воны карають!
Люды гнутця, якъ ти лозы,
Куды витеръ віе.
Сыротыни сонце свитыть,
Свитыть — та не гріе.....
Люды бъ сонце заступылы,
Якъ бы малы сылу,
Щобъ сыроти не свитыло,
Сльозы не сушыло....

А за вищо, Боже мылый!
За що свитомъ нудыть?
Що зробыла вона людямъ?
Чого хотять люды?
Щобъ плакала!… Серце мое!
Не плачь, Катерыно!
Не показуй людямъ сльозы,
Терпы до загыну,
А щобъ лычко не марнило,
Съ чорнымы бровамы,
До схидъ сонця, въ темнимъ лиси,
Умыйся сльозамы,
Умыешся, не побачуть,
То й не засміютця,
А серденько одпочыне,
Покы сльозы льютця,

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Отаке то лыхо бачите дивчата
Жартуючи кинувъ Катрусю свою

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Дежъ Катруся блудыть?....
По пидъ тынью ночувала,
Раненько вставала,
Поспишала въ Московщыну.
Ажъ — гулькъ: зима впала:
Свыще полемъ заверюха —
Иде Катерына
У лычакахъ… лыхо тяжке!
И въ одній свытыни,
Иде Катря, шкандыбае,
Дывытця — щось мріе....
Лыбонь идуть Москалыкы....
Лыхо!… серце мліе....
Полетила, зострилася,
Пыта — чы не мае
Мого Йвана чорнявого? —
А ти — мы не знаемъ. —
И звычайно, якъ Москали,
Сміютця, жартують:
— Ай, да баба! ай да наши!
Кого не надуютъ! —
Подывылась Катерына:
— И вы, бачу, люды!
Не плачь, сыну — мое лыхо!

Що буде, той буде!
Пиду дальше — бильшь ходыла,
А може й зострину,
Оддамъ тебе, мій голубе,
А сама загыну. —

Реве, стогне хуртовына,
Котыть, верне полемъ;
Стоить Катря середъ поля,
Дала сльозамъ волю.
Утомылась заверюха,
Де-де позихае:
Ще бъ плакала Катерына,
Та сльозъ бильшь не мае....
Подывылась на дытыну —
Умыте сльозою,
Червоніе, якъ квиточка
Вранци пидъ росою....
Усмихнулась Катерына,
Тяжко усмихнулась,
Коло серця, якъ гадына
Чорна повернулась;
Кругомъ, мовчкы, подывылась —
Бачыть — лисъ чорніе,

А пидъ лисомъ, край дорогы,
Лыбонь куринь мріе.
— Ходимъ, сыну! смеркаетця,
Колы пустять въ хату,
А не пустять — то й на двори
Будемъ ночуваты;
Пидъ хатою заночуемъ,
Сыну мій, Иване!
Дежъ ты будешъ ночуваты,
Якъ мене не стане?....
Зъ собакамы, мій сыночку!
Кохайся на двори —
Собаки зли — покусають,
Та не заговорять,
Не роскажуть, сміючыся....
Съ псамы йсты й пыты!
Бидна моя головонько!
Що мени робыты!…
Сырота собака маеть свою долю.



 
4.
 
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Реве, свыще заверюха,
По лису завыло,
Якъ те море, биле поле
Снигомъ покотылось.
Выйшовъ зъ хаты карбивнычый,
Щобъ лисъ оглядиты,
Та де тоби! Таке лыхо,
Що не выдно й свита.
— Эге, бачу! яка фуга!
Цуръ же йому зъ лисомъ,
Питы въ хату.... Що тамъ таке?…
Отъ йхъ достобиса!
Недобра йхъ розносыла,
Мовъ, справды, за диломъ!
Нычыпоре! дывысь лышень,
Яки побилилы! —
— Що? Москали? — Де Москали? —

— Що ты! Схаменыся! —
— Де Москали-лебедыкы?… —
— Та онъ, подывыся. —
Полетила Катерына
И не одяглася.
— Мабуть, добре Московщына
Въ тямку ій далася!
Бо у ночи тилькы й знае,
Що Москаля клыче. —
Черезъ пенькы, заметамы
Летыть, ледве дыше,
Боса стала середъ шляху,
Втерлась рукавамы,
А Москали ій назустричь,
Якъ одынъ, верхамы,
— Лыхо мое, доле моя! —
До ихъ колы гляне —
По переду старшый иде.
— Любый мій Иване!
Серце мое коханее!
Дежъ ты такъ барывся! —
Та до його, за стремена, —
А винъ подывывся,
Та шпорамы коня въ бокы.

— Чого жъ утикаешь?
Хиба забувъ Катерыну?
Хиба не пизнаешь?
Подывыся, мій голубе!
Подывысь на мене —
Я Катруся твоя люба.
На що рвешь стремена? —
А винъ коня поганяе,
Нибыто й не бачыть.
— Пострывай же, мій голубе!
Дывысь — я не плачу;
Ты не пизнавъ мене, Йване;
Сердце! подывыся,
Ей же Богу! я Катруся! —
— Дура, отвяжися!
Возьмите прочь безумную. —
— Боже мій!… Ивасю!
И ты мене покыдаешь!
А ты жъ прысягався! —
— Возьмите прочь! — Что жъ вы стали! —
— Кого? мене взяты?…
За що жъ, скажы, мій голубе!
Кому хочь оддаты
Свою Катрю, що до тебе

Въ садочокъ ходыла,
Свою Катрю, що для тебе
Сына породыла?…
Мій батечку, мій братику!
Хочь ты не цурайся!
Наймычкою тоби стану....
Зъ другою кохайся,…
Зъ цилымъ свитомъ.... я забуду,
Що колысь кохалысь,
Що одъ тебе сына мала,
Покрыткою стала,…
Покрыткою.... якый соромъ!
И за що я гыну!…
Покынь мене, забудь мене,
Та не кыдай сына.
Не покынешь?… Серце мое,
Не втикай одъ мене —
Я вынесу тоби сына. —
Кынула стремена,
Та въ хатыну, — вертаетця,
Несе йому сына;
Не сповыта, заплакана
Сердешна дытына.
— Ось-де воно, — подывыся!

Дежъ ты заховався?
Утикъ.... не ма!… Сына, сына
Батько одцурався....
Боже ты мій!… Дытя мое!
Де динусь зъ тобою?…
Москалыкы! голубчыкы!
Возьмить за собою,
Не цурайтесь, лебедыкы!
Воно сыротына,
Возьмить його, та оддайте
Старшому за сына,…
Возьмить його.... Бо покыну,
Якъ батько покынувъ, —
Бодай його не кыдала
Лыхая годына!…
Грихомъ тебе на свитъ Божый
Маты породыла —
Выростай же, на смихъ людямъ! —
На шляхъ положила.
— Оставайся шукать батька,
А я вже шукала.... —
Та въ лисъ, зъ шляху, якъ нависна,
А дытя осталось,…
Плаче, бидне! — А Москалямъ

Байдуже — мынулы.
Воно й добре, та на лыхо
Лиснычи почулы…

Бига Катря боса лисомъ,
Бига, та голосыть,
То проклына своего Йвана,
То плаче, то просыть,
Выбигае на визлисся —
Кругомъ подывылась,
Та въ яръ.... бижить,… середъ ставу
Мовчкы опынылась....
— Прыймы, Боже! мою душу,
А ты мое тило. —
Шубовсть въ воду! По пидъ льодомъ
Геть загуркотило....

Чорнобрыва Катерына
Найшла, що шукала, —
Дунувъ витеръ подъ надъ ставомъ —
И слиду не стало.
То не витеръ, то не буйный,
Що дуба ламае, —
То не лыхо, то не тяжке,

Що маты вмирае,
Не сыроты мали диты,
Що неньку сховалы —
Имъ зосталась добра слава,
Могыла зосталась;
Засміютця зліи люды
Малій сыротыни:
Вылье сльозы на могылу —
Серденько спочыне....
А тому, тому на свити,
Що йому зосталось,
Кого батько и не бачывъ,
Маты одцуралась?…
Що осталось..................?
Хто зъ нымъ заговорыть?…
Ни родыны, ни хатыны, —
Шляхы, пискы, горе…
Паньске лычко, чорни бровы
На що? — Щобъ пизналы!…
Змальовала, не сховала —
Бодай полынялы!…

 
5.

Ишовъ Кобзарь до Кыева,
Та сивъ спочываты;
Торбынкамы обвишаный,
Його повожатый,
Мале дытя, биля його
На сонци куняе,
А тымъ часомъ, старый Кобзарь
Ісуса спивае.
Хто йде, йиде — не мынае,
То бублыкъ, то гроши;
Хто старому, — а дивчата
Шажокъ михоноши.
Задывлятця чорнобрыви —
— И босе; и голе!
Дала, кажуть, бровынята,
Та не дала доли!

Йиде шляхомъ до Кыева
Берлынъ шестернею,
А въ Берлыни господыня,

Съ паномъ и симьею,
Опынывся протывъ старцивъ,
Курява лягае, —
Побигъ Ивась, бо зъ виконця
Рукою махае;…
Дае гроши Ивасеви,
Дывуетця пани,
А панъ глянувъ,… одвернувся…
Пизнавъ, препоганый,
Пизнавъ тіи кари очи,
Чорни бровынята,
Пизнавъ батько свого сына....
Та не хоче взяты.
Пыта пани — якъ зоветця?
— Ивась. — Какой милый! —
Берлынъ рушивъ, а Ивася
Курява покрыла.
Поличылы, що досталы,
Всталы сиромахы,
Помолылысь на схидъ сонця,
Пишлы по надъ шляхомъ.




Суспільне надбання

Ця робота перебуває у суспільному надбанні у всьому світі.


Цей твір перебуває у суспільному надбанні у всьому світі, тому що він опублікований до 1 січня 1927 року і автор помер щонайменше 100 років тому.