Грамматика Малороссійскаго нарѣчія/Общія замѣчанія

Матеріал з Вікіджерел
Перейти до навігації Перейти до пошуку
Грамматика Малороссійскаго нарѣчія (1818
Ал. Павловскій
Общія замѣчанія
 Завантажити у Завантажити роботу у форматі PDFЗавантажити роботу у форматі ePubЗавантажити роботу у форматі TXTЗавантажити роботу у форматі MOBI
Українській в оригіналі текст позначений жовтим кольором • Цей текст написаний одним з ранніх фонетичних правописів до кулішівки. • Для робіт з подібними назвами дивіться Граматика малоросійського наріччя (Цертелєв)
Видання: Петербург: 1818.

Общія замѣчанія.

I. Превеликая, неговорю большая, часть Малороссїйскихъ словъ, и наипаче крестныя и художественныя названїя, суть не что иное, какъ длинные отпрыски отъ первоначальнаго своего корня, но которыхъ первообразїе отдаленность передѣлала въ настоящїе выродки. Нѣкоторые изъ нихъ тонкому Этимологу чванятся Татарскимъ, Турецкимъ, Польскимъ, Нѣмецкимъ и Французскимъ своимъ происхожденїемъ; и наука дѣянїй человѣческихъ не ложными доказательствами подтверждаетъ ихъ справедливость. Я не говорю ничего о словахъ мѣстныхъ, случайныхъ, несобственныхъ, (которыхъ по необходимости есть нѣсколько и въ моемъ Словарѣ); которыя составляетъ то невѣденїе, то особенное какое нибудь обстоятельство; которыя многолюднымъ городамъ почти несвойственны; и которыхъ во всякомъ языкѣ находится безчисленное множество: но, истинну скажу, что почти повѣрить не можно, сколь легко на Малороссїйскомъ нарѣчїи изъяснять, особливо простоту и невѣжество, сколь естественно изображать страсти, и сколь прїятно шутить.

II. Нельзя сказать, чтобъ у Малороссїянъ не было сколько нибудь словъ и такихъ, которыми если бы непогнушалася самая Риторика наша; то онѣ, при случаѣ, могли бы придать ей немало важности, силы и хорошаго изображенїя вещи. Возможно ли, напримѣръ, слова недо́горокъ, осло́нъ, креса́ть, пого́нычъ, лучше, или короче именуютъ вещь, нежели огарокъ, скамья, огонъ вырубать, кучеръ — Слово весі́льлѣ, что, въ чистомъ Россїйскомъ языкѣ свадьба, съ перваго раза даетъ понятїе, что свадьба есть такая минута въ человѣческой жизни, которая всеконечно должна быть сопровождаема веселіемъ. — Слѣдственно таковыя слова стоило бы только обработать и ввесть въ употребленїе.

III. Но — наблюдатель долженъ быть безпристрастенъ — справедливость требуетъ сказать и то, что въ Малороссїйскомъ, равно какъ и во всякомъ другомъ языкѣ, есть много и такихъ словъ, которыя составляютъ однѣ только погрѣшности человѣческаго разума. Слово упы́ръ, означающее хвостатаго человѣка, который будто по ночамъ возитъ на себѣ вѣдьмы, представляетъ грубую и смѣшную идею. — Слово зъ уздро́мъ въ магическомъ значенїи представляетъ идею страшную и для человѣчества весьма обидную. — Всѣ бранныя Малороссїйскїя выраженїя означаютъ твердый характеръ сего народа; и онѣ столько сильны, что не только естеству, но даже слуху нетерпимы. Таковыя слова и рѣчи щастливъ бы человѣкъ былъ, еслибы Провидѣнїе со всѣмъ изгладило въ Словарѣ душевныхъ понятїй.

IV. Присотрастные къ отчизнѣ своей сочинители говорятъ, что языкъ Малороссійскій есть нѣженъ: сїе справедливо можетъ быть въ троякомъ случаѣ. 1е Для изъясненїя нѣжныхъ чувствованїй, и найпаче въ любовной страсти, всякой языкъ, имѣетъ нѣжныя слова. Кто не знаетъ напротивъ того, сколь многїя, и сколь сильныя выраженїя употребляетъ Малороссїянинъ противу кого либо раздраженный? „Ніжъ твоѣ́му ба́тькові въ се́рдце; стона́дцять чорты́въ твоі́й ма́тері“ и еще горшїя брани, ужасное понятїе представляютъ о его характерѣ. 2е Нѣжность Малороссїйскаго народа, но не языка, есть такого рода, какую могутъ произвесть добродушїе, усердїе, и другїе чистоту естества человѣческаго означающїе качества. — Отъ сего происходитъ, что всѣ бывшїе въ Малороссїи расказываютъ объ ней съ восхищенїемъ, и что Писатели въ повѣствованїяхъ своихъ изъясняются съ обилїемъ витїеватыхъ словъ. Въ самомъ дѣлѣ, что дестойнѣе живѣйшаго краснорѣчїя, какъ доброе сердце, изливающееся въ радушїи ближнему до послѣдней своей точки? — Такъ не трудно ли согласить съ природою, что люди нѣжныхъ чувствъ имѣютъ въ языкѣ своемъ превеликое множество грубѣйшихъ вираженїй! 3е языкъ Малороссїянъ больше, или меньше, нѣженъ, или грубъ, мѣстами. Я скажу вообще: люди, живущїе въ городахъ, имѣющїе благородное обращенїе съ своими начальниками, угощающїе своихъ друзей, ведущїе съ другими народами тѣсныя связи, натурально, изобилуютъ въ рѣчахъ своихъ множествомъ ласковыхъ, вѣжливыхъ, прїятныхъ словъ: напротивъ того, живущїе по деревнямъ, въ отдаленности отъ городовъ, въ глуши, гдѣ, можно сказать, кромѣ управляющаго Скиптра, никто не имѣетъ съ ними дѣла, преизобилуютъ въ изъясненїяхъ своихъ грубѣйшими, не только словами, но даже цѣлыми фразами. — Тоже самое разумѣется и о Малороссїянахъ, напр: жители деревни Вы́рей, что въ Слободской-Украинской губернїи, кромѣ премногихъ грубыхъ коренныхъ словъ вмѣсто чего, нельзя, можемъ, говорятъ чаго̀, нільга̀, мо́гомъ. — И такъ очистимъ прежде языкъ Малороссїянъ отъ всѣхъ противныхъ или несродныхъ ему, звуковъ; дадимъ ему существенный его видъ; и тогда станемъ объ немъ безошибочно судить.

V. Подобно дѣйствительно желающимъ сдѣлать услугу Отечеству сочинителемъ, за потребное почелъ я замѣтить въ Грамматикѣ Малороссійскаго нарѣчія нѣсколько мнѣ извѣстныхъ Малороссїйскихъ, большихъ, или малыхъ, сочиненїй. О́нѣ суть: напечатанная, и Публикою съ удовольствїемъ принятая, Перелыці͡ованая Виргиліева Енеида; Діалоги рожестве́нській и воскресе́нській; Ві́рша, гово́ренная Запорозькому Гетьма́ну на Велы́къ-день; Замыслъ на попа, и еще нѣкоторыя.[1] Всѣ сїи сочиненїя, а особливо Енеида, сколь ни много заключаютъ въ себѣ истинныхъ изображенїй характера Малороссїйскаго народа, и сколь ни прїятны, а можетъ быть и полезны, для чтенїя; но, надобно быть весьма свѣдущимъ въ Малороссїйскомъ языкѣ, чтобъ совершенно ощущать ихъ цѣну: столь трудны Малороссїйскїе фразы! Всѣ онѣ писаны въ стихахъ; всѣ онѣ, кажется, заключаютъ одну шутку; и всѣ онѣ Малороссїянъ представляютъ народомъ грубымъ, ретивымъ, суевѣрнымъ, и слѣдственно не заслуживающимъ почтеннаго мѣста въ бытописанїяхъ: но ясно видѣть можно что въ нихъ, вообще, описывается во всей своей простотѣ Малороссїянинъ такой, до котораго недолетѣлъ еще лучь нималѣйшаго просвѣщенїя; а какой же народъ не былъ грубъ, суевѣръ, варваръ, пока свѣтъ наукъ осїялъ его душу? — И не видимъ ли мы уже великихъ Пастырей, Министровъ, Полководцовъ, Сочинителей, произшедшихъ изъ Малороссїянъ? — Помянутыя сочиненїя вникающему читателю откроютъ множество источниковъ судить о образѣ мыслей, о простотѣ вымысловъ, о легкости изъясненїй, и о трудности фразовъ Малороссїянъ.

VI. Я слышалъ вопросъ: „Къ чему пригодна можетъ быть предлагаемая мною Грамматика Малороссійскаго нарѣчія?“ Признаюсь, что вопросъ сей для меня тягостенъ. — Филологъ, измѣряющїй великое поле Словесности, безъ сомнѣнїя можетъ найти въ ней что нибудѣ такое, что займетъ его душу; даже если онъ захочетъ въ нужномъ случаѣ употребить Малороссїйское нарѣчїе къ розъисканїю нѣкоторыхъ историческихъ истинъ, то оное послужитъ ему, по крайней мѣрѣ нѣкоторымъ, къ тому пособїемъ. — Читая Исторію лѣтописца Россійскаго преподобнаго Нестора, я во многихъ мѣстахъ чувствовалъ, что надобно бы знать языкъ Малороссїянъ. — Исторїя древнихъ народовъ между прочимъ отъ того намъ кажется неясною, что мы не имѣемъ подобныхъ Грамматикъ, писанныхъ въ ихъ времена. — Самое обстоятельное познанїе урочищъ, упражненїй, обрядовъ, нравовъ, какого бы ни было народа, объясняется найлучше познанїемъ его языка.

VII. Просвѣщенїе, до нашихъ временъ въ неподвижномъ почти состоянїи въ Малороссїи бывшее, производитъ нынѣ удивительно успѣшныя дѣйствїя. Вселенная скоро увидитъ ее членомъ получившимъ бытїе свое въ одно и тоже мгновенїе вѣковъ со всѣми другими членами великаго тѣла Всероссїйской Имперїи: кто же намъ тогда покажетъ истинный образъ нашихъ предковъ въ прошедшихъ временахъ, если мы не сохранимъ настоящаго образа ихъ мыслей и нарѣчїя? — Вопрошаютъ: „нужно ли сохранять различныя нарѣчія которыхъ во всякомъ языкѣ находится не малое количество? или предатъ всѣ оныя забвенію?“ Рѣшителѣно отвѣчаю: „нужно сохранять всѣ нарѣчія, сколько бы ихъ ни нашлось, вѣ какомъ бы ни было, а тѣмъ болѣе въ нашемъ отечественномъ, языкѣ. — Речъ (слово, языкъ) есть превосходнѣйшїй даръ, излїянный въ щедротѣ премудрости Божїя человѣческому роду. Нарѣчіе есть дивное измѣненїе сего дара, представляющее соразмѣрное силамъ нашимъ понятїе о безконечности оныя. Несохранять нарѣчій значитъ изъ неблагодарности отметать стезю ведущую разумъ нашъ къ достиженїю сего понятїя; неговорю уже, что сїя самая стезя составляетъ, такъ сказать, Аріаднину нить въ лавиринѳъ многочисленнѣйшихъ познанїй. — Устремляющїй безпристрастные взгляды къ истиннѣ, славѣ и пользѣ Отечества Патрїотъ пополнитъ мнѣнїе мое своими доказателѣствами; и судъ его да положитъ предѣлъ моему сочиненїю.


  1. Естьли бы я былъ увѣренъ, что Публика не сочтетъ мой трудъ излишнимъ; то я охотно бы рѣшился собрать сколько можно Малороссійскихъ сочиненій, и оныя напечатать.


Суспільне надбання

Ця робота перебуває у суспільному надбанні у всьому світі.


Цей твір перебуває у суспільному надбанні у всьому світі, тому що він опублікований до 1 січня 1925 року і автор помер щонайменше 100 років тому.